Евгений Выблов - певец, победитель пятого сезона шоу "Х-фактор". 

С раннего возраста Евгению пришлось познать горе, предательство и нищету. Его природные способности могли бы так и не раскрыться. Но ему повезло – рядом оказались люди, которые разглядели в нем божью искру, помогли в трудный момент не потерять веру в себя и добиться славы.

"В детском доме я оказался в 2000 году, мне тогда было девять лет. После моего рождения мама тяжело заболела и не смогла воспитывать меня самостоятельно. Своего отца я не знаю, хотя не так давно он объявился, изъявил желание общаться со мной, но я отказал. Да, и после того, как я очень резко высказался в его адрес, он снова исчез. До того, как меня на воспитание взяла моя двоюродная бабушка, я был предоставлен сам себе, отставал в развитии, говорить начал очень поздно, лет в пять. Дочь бабушки работала воспитательницей в детском саду, она со мной занималась. Мы жили на одну пенсию, а помимо меня у нее были свои родные дети, было тяжело. Однажды она посадила меня перед собой и сказала: "Жень, не обижайся, государство о тебе позаботится, оно даст тебе больше, чем я". Конечно, расстроился, даже разозлился, но прошло время, и я с пониманием отнесся к ее поступку. Сейчас ее уже нет с нами, но для меня она осталась самым дорогим человеком", - рассказал Евгений изданию comode.kz. 

Это была зима, было очень много снега. Бабушка мне сказала: "Если я не перейду этот сугроб, я тебя в детский дом не отдам". Я думал про себя: "Хоть бы, хоть бы она не перешла его", – но, увы! Меня приняли, дали одежду, показали, где моя кровать. Часа два просто ходил, стеснялся, потом познакомился с ребятами, начали общаться, видимо, разыгрался, мне один раз сделали замечание, второй раз, на третий раз поставили в угол. Вот так прошел мой первый день в детском доме. 

Да, в детских домах тяжело, но если ты нормальный человек, который может постоять за себя, то жить можно. Воспитатели – они же все женщины, у самих дети. Конечно, к ним не подойдешь и не скажешь "мама", но они жалели нас, старались помочь. К сожалению, после детдома многие идут не по той дороге: кого-то в живых уже нет, кто-то в тюрьме сидит. Но я очень радуюсь, когда вижу, что у многих моих ровесников жизнь складывается хорошо, уже появились семьи. Конечно, приходилось драться, и сами били, и от других получали. Но, знаете, в чем особенная сложность жизни в детском доме? В том, что ты постоянно находишься в строю: в школу, из школы, на завтрак, обед и ужин. А ребенку ведь что нужно? Где-то просто попрыгать, поиграть, повеселиться. В детдоме такого нет. Конечно, мое детство было бы другим, если бы я воспитывался с матерью или бабушкой, но мне не предоставили выбора. 

Пока жил в детском доме, с мамой вообще не контактировал, наладил общение только после того, как выпустился оттуда. Со здоровьем стало хуже, пришлось спасать ей жизнь. Спасли. Кстати, после победы на "Х-факторе" я так к ней до сих пор и не съездил. 

Я часто думаю: "Смог бы я взять на воспитание ребенка из детского дома?". Наверное, нет. Я больше готов помогать, навещать, даже забирать на выходные, но усыновить или удочерить не рискнул бы. Это большая ответственность. У нас было много случаев, когда детей забирали, а потом возвращали. Ребенок подвергается стрессу, понижается самооценка, нарушается психика. У меня есть девушка, с которой мы дружим и планируем пожениться. Я своих детей хочу! 

Я не хочу, чтобы меня жалели, мол, мальчик с нелегкой судьбой. Я считаю, что, когда человека начинают жалеть, он начинает этим пользоваться. Я безмерно благодарен Нагиме Ескалиевой за то, что она отправила меня домой после моего выступления во втором сезоне "Х-фактора". Она сказала: "Иди, работай над собой". Не посмотрели на то, что я мальчик из детского дома, наоборот, своим отказом они дали мне мощный стимул к дальнейшему развитию. После этого я приехал в Усть-Каменогорск и полностью пересмотрел свои взгляды на музыку, стал слушать зарубежных исполнителей, изучать их подачу, технику исполнения.

Во многом мне помогал человек, которого я считаю своим отцом, мой музыкальный руководитель Ерболат Матабаев. Ему удалось убедить меня, что сцена – это мое все и я должен попробовать еще раз. Нас познакомила его жена, она работала хореографом у нас в детском доме. Однажды он увидел мое выступление на одном из местных каналов и сказал ей: "Из этого парня может получиться артист. Я подготовлю его к одному конкурсу, а дальше видно будет". Я сразу потянулся к этому человеку, он никогда не заставлял меня что-то делать через силу, он просто направлял меня в правильное русло. 

Нужно признать, что после победы на "Х-факторе" для меня открылось больше дверей, но особой эйфории я не почувствовал. Я сразу начал думать о том, как бы удержаться на плаву, начал сразу заниматься поиском хорошей звукозаписывающей студии, аранжировщиков, собирать репертуар. Знаете, что запомнилось больше всего после "Х-фактора"? Когда я приехал в свой детский дом, а у детей, когда они глядели на меня, глаза горели. У них появилась цель в жизни, они в себя поверили. Это незабываемые ощущения.