Николай Кремениш – ветеран афганской войны, является заместитель председателя Ассоциации ветеранов Афганской войны

Хочу рассказать о человеке, которого знают в узком кругу, в основном те кто связан с военным делом, но этот человек, воплощение современного патриотизма и забытых ценностей!  Речь идет о Батыре нашего времени, Кремениш Николае Ивановиче. Участник боевых действий в Афганистане, заместитель председателя Ассоциации ветеранов Афганской войны, член партии Нур Отан, за всю историю Афганской войны, Николай Кремениш, единственный живой из рядового состава саперных войск, Герой Советского Союза. Всего к высокой награде советской страны было представлено трое солдат, только звание двоим ребятам присвоено посмертно. Кроме того, он единственный живой из пяти казахстанцев, получивших самую высокую награду в Афганистане. Трое были награждены посмертно. Четвертый – офицер-вертолетчик – погиб в первую чеченскую войну...

За то, что жив, он благодарен своему командиру. Когда во время первого задания он высунулся из БМР посмотреть на душманов, вокруг свистели пули, необстрелянному пацану так все было интересно! Тогда он получил медаль "За отвагу", а от ротного – подзатыльник, чтобы не высовывался, когда не нужно.

Саперу можно доверять безошибочно. Сказать так про сапера – это значит сказать достаточно много. Это значит – у него высочайшее самообладание. Сколько было боевых задач, помнит только Николай, когда пробегали по спине холодные струйки. С мая 1986 года он участвовал в двадцати шести боевых операциях. Лично обнаружил и обезвредил пятьдесят семь мин и двенадцать фугасов.

Мина или бомба – капризные вещи. Противотанковая мина человека не слышит. Она срабатывает при нагрузке двести – триста килограммов. Фугас может расколоть пополам БТР. Противопехотные мины. Они в кустах, на обочине. Самые непредсказуемые – самодельные мины. Их, так сказать, технология не повторяется. Они всегда единственные и неповторимые. Раз, и все. Они могут быть где угодно. В чайнике, в часах, в зажигалках.

Идут, прокалывают землю. Тут кроме интуиции опыт нужен. Он приходит не сразу. Пацаны подрывались каждый день. Командир говорил, если остался жив при подрыве, первое, что должен сделать, посмотреть на небо. Целы ли глаза? Идут молча. Там ветка сломана, там след на пыльной дороге, груда камней. Обычно душманы метки оставляли для себя, чтобы самим не подорваться. Опасность везде: в горах, на дороге, в зеленке, в кишлаках, в доме самого обычного афганца. Поэтому решить головоломную задачу со многими неизвестными непросто, и каждый "икс" может оказаться роковым. Любое разминирование требует напряжения всех сил. Требует особого, саперского чутья и подлинного, непоказного мужества, и, конечно, настоящего мастерства – знание всех деталей своего дела. Кстати, тончайшая интуиция сапера Николая не подводит и сейчас, в нынешней жизни.

Была "за речкой" еще одна примета: сам напросился в Афганистан – вернешься, отправили – шансов мало, что живым или здоровым останешься. Николай, как и большинство советских парней, попал случайно. Учился в учебке на спецминера, а на войне стал сапером… Кремениш признался, что рад, что у него ни одного ранения. Одним словом, в рубашке родился.

Для Николая это было последнее сопровождение колонны, когда уже собирался на дембель. Его командир попросил сопровождать новичков в их первом задании: "Пацаны зеленые, мочи нет, погибнут, сам понимаешь!"

…Они свернули с бетонки на грунтовую дорогу, ведущую влево, вверх, в гору. Кишлак. Колонна продолжала движение дальше, устанавливая остальные точки охранения. Николай вылез из люка и сел на броню. Оглядел окружающую местность. Справа от дороги, с той стороны, где он сидел, темнели заросли зеленки, слева пустынная местность. Напротив, на обочине, зияла огромная воронка от взрыва фугаса. Когда же он снова повернул голову вправо, посмотреть еще раз на зеленку, то не поверил своим глазам: там стояли до зубов вооруженные душманы. Стояли во весь рост, их было достаточно много. Николай отчетливо увидел их лица. Особенно того, кто прицелился в лобовую броню командирского БМР из гранатомета. Саперы должны были двинуться в зеленку. Видимо, этого и ждали душманы, чтобы перестрелять всех во главе с командиром при выходе из БМР на ровное место. Доля секунды. Николай столкнул своего командира, старшего лейтенанта Игоря Петрова, с брони и закрыл его своим телом от автоматной очереди. Потом он, не помня себя, вскинул автомат и дал очередь по гранатометчику, целившемуся в них. Минута. Выстрел другого гранатометчика сотряс их БМР сзади с правого борта. Скорее автоматически, интуитивно, от злости и ненависти к душманам, которые их подбили, Николай без передышки палил из своего автомата, как заведенный.

Бой продолжался. Некоторых ранило. Были убитые. В прицеле Николай увидел край зеленки и чалму духа и выпустил по нему длинную очередь. В этот момент кто-то из пацанов его окликнул, зовя в "мертвую зону", чтобы переждать обстрел.

Вернулся домой старший сержант Николай Кремениш. Звезда Героя нашла его позже в Экибастузе. Указом Президиума Верховного Совета от 5 мая 1988 года за мужество и героизм, проявленные при оказании интернациональной помощи Демократической Республике Афганистан, сержанту запаса Кременишу Николаю Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

В данный момент  Николай Иванович проживает в городе Алматы, работает начальником ССУ в Международном Аэропорту Алматы, является заместитель председателя Ассоциации ветеранов Афганской войны, вообщем ведет очень активную общественную жизнь, в развитии патриотического духа  молодежи Республики Казахстан!